?

Log in

No account? Create an account
 
 
12 Сентябрь 2009 @ 11:45
От НА до ОПК  

Памяти Ирины Сергеевны Свенцицкой

Сколько себя помню, на этой стезе никогда не было порядка. Совковые проповеди «научного атеизма» ничего хорошего не несли и принести не могли. Их вели какие-то политработники, имеющие к истории христианства крайне отдаленное отношение. Зато они имели строгую установку отрицать историчность Иисуса. Из всех новозаветных персонажей историческим признавался только Павел. При этом, правда, утверждалось, что жил он веком позже, чем считает Церковь. Задать этим политработникам вопрос, каким это образом, напр., Климент Римский, живший в первом веке, умудрился сослаться на писания Павла, якобы жившего после него, — задать этот резонный вопрос было некому. Невежество совка в этой области, похоже, не имеет аналогов в Европе XX века. Зато совковая идеология заставляла признавать совершенно невинные отрывки из работ Тацита, Светония, Плиния Младшего и др. подделками, — только на том основании, что там упоминались христиане (Берлиоза-«не-композитора» помните?). Как эти подделки попали в кодексы, кто их составил, кто так искусно подделал слог и почему отрывки столь нехристианские, — эти вопросы не задавались. Невежество слишком надолго захоронило их в недрах своих безграничных карманов. И даже не Энгельс, а Бруно Бауэр и Артур Древс стали тут законодателями, лишив несколько поколений сколь-нибудь серьезной... даже не информации, а посягательства на нее — в области истоков христианства. Историю и мифы Древней Греции мы знали не в пример лучше, нежели историю и мифы христианства. Более или менее серьезные источники (напр., Ранович) издавались мизерными тиражами. Зато было засилье такой макулатуры, как Шахнович. А для меня идеология одного цвета — будь она церковной, будь псевдонаучной атеистической: я в мрази оттенков не рассматриваю.
Зато я на этих лекциях помню одну деталь, которая не для ушей ханжествуюшей братии. Думаю, на каждом курсе были набожные девушки, которые открыто не исповедовали свою веру и были вынуждены сдавать зачеты по «научному атеизму». На самих лекциях они чувствовали себя крайне неуютно. А у некоторых чересчур мнительных барышень в связи с этим нарушался менструальный цикл. И, учитывая уровень развития средств женской гигиены того периода, лично у меня лекции «научного атеизма» непременно ассоциируются с известным запахом. Ладно...

Перестройка с ее гласностью несколько изменили дело. Институт атеизма (подчеркиваю: атеизма) в 89-ом году официально отказался от «доктрины мифического Иисуса». «Исторического Иисуса» допустили в школы и вузы. Появились работы Свенцицкой. Но даже она была вынуждена ссылаться на работы христианина С. С. Аверинцева (напр., в третьей книге «Истории древнего мира». М.: Наука, 1989), поскольку серьезные русскоязычные работы об истоках христианства просто отсутствовали.

Но если кто подумал, что где-то внутри Церкви в СССР была научная школа и целый отряд эрудированных священников, то он ошибся. Мой многолетний опыт общения со священниками говорит об обратном. Церковь при совке заботила назидательность, а не какие-то академические знания, теология, а не история или текстология. Хотя греческий и еврейский языки преподавались и в прошлом, но в такой «степени», что ныне и учителей не нашлось, и, напр., наша местная епархия для преподавания еврейского языка была вынуждена пригласить еврейку из Сохнута (для некоторых «православнутых антисемитов» это должно звучать как сверхнонсенс).
Были, конечно, исключения. Напр., Александр Мень, имевший хороший уровень знаний в области античности и, кстати, находивший в себе совесть признавать, что в Евангелиях есть противоречия, разрешение которых — как минимум на сегодняшний день — не представляется возможным (напр., о дне смерти Иисуса). У многих церковников такой совести нет, вместо нее у них гордыня под именем «богодухновенности», «даров святого духа» и пр. И после очередного выпада священника в мой адрес уже я не выдержал и написал заметку «Клерикал и лжец — чуть ли не синонимы».
Тем не менее и Мень не был свободен от идеологии. Кроме того, Меня многие единоверцы не любили, ибо он, при всем при этом будучи евреем, как бы нарушал одну из негласных заповедей, которая на фене называется «не залупайся». Лично мне тот же Дворкин в телефонном разговоре выразил свое негативное отношение к Меню. И это не какой-то «православнутый антисемитизм», ибо и сам Дворкин такой же «русский», аки Мень.
Между прочим, Александр Леонидович в своей работе против Свидетелей Иеговы прямо использовал мои изыскания о форме орудия распятия, только сменил общепринятые пометы на труды древних апологетов Церкви ссылками на конкретные книги. Мое имя упомянуть не счел нужным. Ну, не плагиат, и ладно...

Итак, Свенцицкая. Ирина Сергеевна действительно была королевой в своей области. Столь же властной, столь же капризной, столь же благосклонной — т. е. имела все черты августейшей особы. И не потому, что она была величиной мирового уровня. Это нет. В ее книгах даже тогда я обнаруживал досадные ошибки (напр., она считала Иродиаду сестрой, а не племянницей Антипы). Но это мелочи по сравнению с тем, что собой представляла эта женщина. Она была в курсе изысканий Запада, который, «благодаря» совку, намного обогнал Россию в области истории зарождения христианства. Свенцицкая имела смелость отстаивать свою позицию при идиотизме совка в этой области и стала ведущим историком древнего христианства в постсоветский период.
Катастрофически не хватало специалистов (их и сейчас не хватает). В первой половине 90-х я учился в Москве, получал свой второй диплом, уже гуманитарный. В этот период в вузы было введено религиоведение. А я уже тогда работал над сбором материала для своего «Сына Человеческого». И вот подхожу я к преподавателю религиоведения и показываю некоторые свои переводы Кумранских рукописей прямо с фотокопий свитков. Посмотрел он на мои переводы, посмотрел на факсимиле манускриптов, почесал затылок и сказал, что я на его занятия могу не ходить и что зачет у меня уже в кармане. Разумеется, он был человеком, далеким от истории зарождения христианства, и в этом была не его вина. Не было школы. Были самоучки-энтузиасты. Ведь даже Свенцицкая защищала свои диссертации по земельным владениям и отношениям в Малой Азии, а не по истокам христианства. Так что и школы не было, и спецов не было. Ну, почти не было. Если не считать, напр., ту же Свенцицкую, на лекции которой я напрашивался в Гуманитарный университет на Таганке (а учился я в другом вузе), где она, уже полуслепая, тогда преподавала.

Книги Свенцицкой сразу приобрели большую популярность. И это понятно. Таких книг просто не было. (Впрочем, уже был Иосиф Давидович Амусин со своими раритетными книгами о Кумране и статьями в академических «Вестниках», которые простым смертным были недоступны.) Правда, это был «научпоп», но добротный. Из которого воспитанный совком человек с удивлением узнавал, что почти все библейские книги были написаны никак не позднее первого века и что само христианство родилось в первом веке, а никак не позднее, и родилось именно в Палестине, а не «там на неведомых дорожках» обширной Римской империи. Для совка это было потрясением.

Справедливости ради надо сказать, что параллельно с книгами Свенцицкой вышли в свет и другие «научпопсовые» книги по данной тематике. Наибольшей известностью, пожалуй, пользовался и пользуется поныне Зенон Косидовский, который умело смог сочетать простоту изложения с исследовательскими нюансами. Правда, Косидовский не ученый, а публицист, а потому ему, прежде всего, видимо, из-за незнания библейских языков, трудно было отделить серьезные источники от курьезных, и он, напр., всерьез ссылается на Кульмана и рассуждает об «Иуде Воителе», не говоря уже о том, что повествуя об Иисусе, Иуде или Павле, он при компиляции не может выбрать версию, заслуживающую наибольшего доверия, и порою предлагает читателю взаимоисключающие варианты развития событий. Кстати сказать, некоторые, «особо одаренные» в логике, и сегодня из этих противоречий выводят небытие почти всех библейских персонажей и предлагают вернуться к совку с его не имеющей смысла хронологией относительно истоков христианства. Зря, видимо, Спиноза в споре со схоластами утверждал: «Ignorantia non est argumentum», не в коня овёс. Впрочем, по этому вопросу я уже столько писал, что нет смысла повторяться.

А книги Свенцицкой актуальны и поныне, они не содержат курьезов, они доступны по изложению, они богаты информацией. А то смотришь на наших «хотящих стать миллионером» и диву даешься: столько знают, а библейской истории и мифологии — нет! Мне тут один «гений» недавно доказывал, что Соломон — отец Давида, а не наоборот, ибо так написано у Дэна Брауна (нашли авторитет!..). Курьез на курьезе. Кто такой Геракл или Ахиллес, большинство ответит, а вот кто такой Хам (с заглавной буквы) — уж не знаю. Это не есть good. Так что, по-моему, религиоведение нужно, причем на хорошем уровне. Но там, где вопрос касается идеологии, у нас не умеют good.

Ввели ОПК. Судя по названию, вроде бы и не плохо: знаем культуру языческой Эллады, почему бы не узнать культуру христианства?.. Но ведь пригласили к преподаванию клерикалов! Во-первых, у нас светское государство, а значит, клерикалам — именно в качестве служителей, а не вообще — в школах не место (любых конфессий). Во-вторых, я сомневаюсь, что клерикалы будут идеологически беспристрастны, а значит, будут учить не тому, во что верят православные, а тому, что именно эта вера истинна. Уже предлагаемая Кураевым лекция показывает правоту этого предположения. Ведь диакон вещает, что Христос воскрес (а не то, что православные в это верят). Это оскорбление чувств не-христианина. Не знаю, дойдет ли до нарушений менструальных циклов, о которых я говорил вначале, а вот «шахидов»-террористов такие лекции пожалуй что и воспитают. Так что от подобных лекций нужно заблаговременно освободить всех не-православных, или, как минимум, не-христиан. (Кстати, не-христиане в дореволюционной России от закона Божия освобождались.)

И что же мы имеем на сегодняшний день? Возвращение к идеологии — тот же мячик, только в профиль. (В анфас по-прежнему улыбается вульгарный Докинз.) И при этом — при постоянстве идеологической борьбы — полное бескультурье в области истории зарождения христианства.

Метки: