Руслан Хазарзар (hazarzar) wrote,
Руслан Хазарзар
hazarzar

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Столб или крест?

В Библии, изданной в 2001/2002 г. издательством Watchtower Bible and Tract Society (Свидетелями Иеговы), в приложении 6 («Столб мучений»), говорится: «Слово ставрóс в классическом греческом языке означало просто «вертикальный столб, или кол», или же «свая, используемая для фундамента». Глагол ставрóо означал «ограждать кольями, ставить ограду или забор». Те, кто был вдохновлен записывать Христианские Греческие Писания, пользовались общепринятым (койнé) греческим языком и употребляли слово ставрóс в том же значении, какое оно имело и в классическом греческом, а именно: обычный столб, или кол, без всякой поперечной балки, прикрепленной под каким-либо углом. Нет никаких доказательств другого использования этого слова» (стр. 1438). И как бы в подтверждение этих слов Общество Сторожевой башни помещает рисунок из книги Юстуса Липсиуса «De cruce libri tres» — якобы других форм креста у римлян не существовало:

Ну что ж, хороший софистический ход. Почему софистический — я скажу ниже. А пока остановлюсь на другом софизме — ignoratio elenchi, подмена понятий. Свидетели Иеговы сами признают, что слово стаурос имело в классический период значение столб. После завоевательной политики Александра Македонского и Римской империи греческий язык несколько изменился. И, в частности, изменилось значении слова стаурос, которое в койне означает не только столб, но и орудие пыток, крест. Откуда Свидетели Иеговы взяли, что писатели Нового завета, писавшие на койнэ, должны употребляли слово стаурос в том же значение, какое оно имело и в классическом греческом, т. е. за четыре века до того, — останется для всех загадкой.
Римляне использовали для распятия разные виды орудий: crux simplex (столб без перекладины), crux patibulata (крест в форме буквы «Т»), crux capitata (крест в форме знака «†»), crux decussata (крест в форме буквы «Х») и другие.
Грекоязычные христиане переводили латинское слово crux словами σταυρός [стаурос] (Мф.27:32; Мк.15:21; Лк.23:26; Ин.19:17) и ξύλον [ксюлон] (Деян.5:30; 10:39; 1 Петр.2:24). В древности первое слово означало кол, а второе столб, отрубленное дерево, полено. Однако позднее, когда Эллада была завоевана Римом и греки познакомились с крестной казнью, слова стаурос и ксюлон стали означать также крест (любой формы), так что эти слова не могут нам указать на форму орудия распятия.
Впрочем, как следует из Иудейской войны Иосифа Флавия (Bellum Judaeorum.VII.6:4), столб (palus) вкапывали заранее, еще до распятия осужденного, а потому, надо полагать, Иисус (а затем и Симон Киринеянин) нес на Голгофу не весь крест, а только перекладину (иногда ее называли: patibulum), что и следует из оригинального греческого текста Евангелий, в котором вместо русского слова крест значится σταυρός; впрочем, из этого еще не следует, что слово стаурос не могло означать и креста полностью.
Вопреки лживому утверждению Общества Сторожевой башни, что «нет никаких доказательств другого использования этого слова», отмечу, что, напротив, никаких серьезных аргументов в пользу предположения, что Христос страдал на столбе без перекладины, не существует — ни археологических, ни литературных.
Издревле считалось, что Христос умер именно на кресте. Кроме того, на перекладину указывают и другие мелкие детали, которые мы можем почерпнуть из древних документов.
«И поставили над головою Его надпись, означающую вину Его» (Мф.27:37). Заметьте, табличка (titulus crucis) с надписью, означающей «вину» Иисуса, была поставлена не над Ним, не над Его руками, а именно над головою Его. Трудно представить, что такая формулировка могла войти в Евангелие от Матфея, если бы Христос был распят на столбе без перекладины и Его руки были бы подняты кверху и соединены над головой.
Внимательный читатель не пропустит и еще один важный факт, который можно почерпнуть из слов апостола Фомы: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей... не поверю» (Ин.20:25). Если бы руки Христа были бы соединены над головой и пронзены одним гвоздем, как это и утверждает Общество Сторожевой башни, то было бы сказано: «на руках Его ран от гвоздя (του ηλου)», а не «от гвоздей (των ηλων)», как в Евангелии.
В апокрифическом Послании Варнавы, которое включено в Синайский кодекс и которое было написано около 117 года, когда еще сохранялось живое воспоминание, утверждается, что орудие распятия (σταυρός) Иисуса символизирует греческую букву ταυ, аналогичную русской «Т» (Barnabae epistula.9). Вряд ли христианскому писателю могло прийти в голову, что столб без перекладины, на котором якобы страдал Христос, может быть образом буквы «Т». Столб мог символизировать только букву ιωτα — «I». Кроме того, автор Послания Варнавы, в отличие от Общества Сторожевой башни, не сомневается, что орудие распятия, называемое им стаурос, могло иметь перекладину. Остается только подумать, кто из них лучше знает греческий язык — автор Послания Варнавы, для которого койнэ было родным языком, или руководители Сторожевой башни?..
Кроме того, в этом же Послании (Barnabae epistula.12) говорится о том, что распятие Христа имело значение и в истории древнего Израиля, и говорится об этом в следующей форме: «Чтобы вразумить поражаемых, что они преданы на смерть за свои грехи, Он [Бог] говорит к сердцу Моисея, чтобы он сделал образ креста (стаурос) и Того, Кто имел пострадать на нем, потому что они, если не будут уповать на него, будут побеждены навек. Итак, Моисей положил оружие одно на другое среди возвышения, и ставши выше всех, простер свои руки, — и тогда Израиль одерживал победу, а когда опускал [руки] вниз, [израильтяне] были побиваемы» (здесь и далее цитаты раннехристианских писателей даны в переводе прот. П. А. Преображенского). Об этом же самом говорят Юстин (нач. II в. – 166) в своей Первой Апологии (Apologia I.35) и в Разговоре с Трифоном-иудеем (Dialogus cum Tryphono Judaeo.90,97) и Тертуллиан (ок. 160 – после 220) в своих произведениях Против иудеев (Adversus Judaeos.10) и Против Маркиона (Adversus Marcione.III.18).
Таким образом, автор Послания Варнавы и Юстин, которые если и не общались непосредственно с апостолами, то были знакомы с учениками апостольскими, предполагают, что на кресте руки Иисуса были распростерты, то есть раскинуты, ибо в цитируемом месте из Книги Исход (17:12) Аарон и Ор поддерживали руки Моисея «один с одной, а другой с другой» стороны.
Есть намек на перекладину и у Игнатия Антиохийского (казнен 20 декабря 107 года), который, вероятно, лично был знаком с апостолами Петром и Павлом. Указывая на еретиков, Игнатий говорит, что они «не насаждение Отца. Если бы они были это, то являлись бы ветвями креста» (κλαδοι του σταυρου)» (Ad Trallianos.11).
Еще более ценные указания находятся у Юстина в Разговоре с Трифоном-иудеем. В частности, Юстин пишет: «Агнец, которого велено было изжарить всего, был символом страдания крестного (του παθους του σταυρου), которым имел пострадать Христос. Ибо, когда жарят ягненка, то его располагают наподобие фигуры креста (του σταυρου): один вертел проходит через него прямо от нижних конечностей к голове, а другой поперек плечных лопаток, на котором держатся передние ноги ягненка» (Dialogus cum Tryphono Judaeo.40).
Мы еще вернемся к свидетельствам Юстина, но сначала вспомним сам процесс распятия.
Римляне обычно перед распятием раздевали осужденных донага, однако в Иудее, идя навстречу религиозным убеждением евреев (Быт.9:22-23; Лев.18:6-19; 20:17; Ос.2:3), они оставляли осужденным набедренную повязку (Мишна. Санхедрин.6:3; Тосефта. Санхедрин.9:6). При распятии осужденного клали на спину (Evangelium Petri.10), и несколько палачей держали его за ноги и за руки, а другой вбивал гвозди в запястья или между лучевой и локтевой костями рук. Затем с помощью особого рода вил (furcilla) поднимали перекладину вместе с пригвожденным к ней человеком на заранее вкопанный в землю столб (Cicero. In Verrem.5:66; Josephus Flavius. Bellum Judaeorum.VII.6:4; Evangelium Petri.11) и привязывали ее веревками (или прибивали гвоздями) к выемке на столбе.
Чтобы руки не разорвались от гвоздей и тело не свисло, распятого или сажали на прибитый к середине столба колок (sedile), так что это седалище проходило между ногами осужденного, или упирали ногами в прибитую внизу столба дощечку (pedale). Ноги осужденного бывали иногда пригвождены, иногда же только привязаны к столбу. Таким образом, распятый скорее не висел на кресте, а сидел или стоял, пригвожденный к нему.
Нам, скорее, следует предложить, что Иисус не стоял, упираясь в дощечку-pedale, а сидел на колке-sedile. На это есть указание Юстина, который, сравнивая образы рогов единорога, которыми «избодет он народы все до пределов земли» (Втор.33:17), и креста, сообщает: «Никто не скажет и не докажет, чтобы рога единорога находились в какой-нибудь другой вещи или фигуре, кроме образа, выражающего крест (ει μη του τυπου ος τον σταυρον δεικνυσιν). Ибо здесь одно дерево (ξυλον) прямое, которого самая верхняя часть возвышается наподобие рога, когда к нему поперек прилагается другое дерево (ξυλον), и концы последнего по обеим сторонам кажутся как рога, присоединенные к одному рогу; в середине утверждено дерево, на которое возводятся распинаемые (т. е. само седалище-sedile. — Р.Х.), также выдается наподобие рога и представляет вид рога, когда оно слажено и утверждено с другими рогами» (Dialogus cum Tryphono Judaeo.91).
Следует особо отметить, что Юстин, говоря, что рог символизирует крест, имел прекрасную возможность сказать, что Иисус пострадал на столбе без перекладины. Однако он усложняет себе задачу и описывает крест с перекладиной. Разве стал бы поступать так писатель, если бы думал, что Христа распяли на столбе без перекладины, или если бы сомневался, какую форму имело орудие распятия Христа? Вряд ли. Следовательно, Юстин был уверен, что Иисус пострадал именно на кресте с перекладиной.
Наконец, Ириней (ок. 140 – 202) говорит еще более конкретно: «Вид креста имеет пять концов: два по длине, два по ширине и один в середине, на который опирается пригвожденный (et ipse habitus crucis, fines et summitates habet quinque, duos in longitudine, et duos in latitudine, et unum in medio, in quo requiescit qui clavis affigitur)» (Adversum haereses.II.36:2[24:4]). Если бы Ириней точно не разузнал у своего учителя Поликарпа, который, в свою очередь, был учеником апостола Иоанна, что Иисус пострадал именно на кресте с перекладиной, то вряд ли бы он стал заострять внимание на орудии распятия, которое не имело отношения к смерти Христа.


Форма креста согласно описаниям Юстина и Иринея

Часто задаются вопросом, был ли пригвожден Иисус или только привязан к кресту, были ли пригвождены только руки или также и ноги Христа? Евангелия от Иоанна и от Петра говорят о пригвождении (Ин.20:25-27; Evangelium Petri.21). Кроме того, согласно Луке, Воскресший, для доказательства того, что Он действительно Иисус, а не бесплотный дух (πνευμα), предлагает ученикам осмотреть и осязать свои руки и ноги (Лк.24:39; cf. Origenus. Contra Celsum.II.55); в этом случае невольно начинаешь думать, что раны от гвоздей имелись у Иисуса не только на руках, но и на ногах. Юстин (Dialogus cum Tryphono Judaeo.97) и Тертуллиан (Apologeticus.21) также утверждают, что ноги Христа были пригвождены: «Иисус Христос был распростерт руками и распят иудеями... А слова “пронзили руки Мои и ноги”, были указанием на гвозди, которые на кресте были вбиты в руки и ноги Его» (Justinus. Apologia I.35).
Отмечу, что в атеистической советской литературе нередко прослеживалось указание, что Новый завет неверно отображает процесс распятия, поскольку казнимых не прибивали к кресту, а привязывали (см., напр., Нейхардт А. Происхождение креста. М., 1956. Стр. 35). Но в 1968 году во время реконструкции дороги к северу от Иерусалима, в пригороде Гив’ат hа-Мивтар, бульдозер открыл древнее захоронение — страшное подтверждение правоты евангелистов и других древних христианских писателей, но не руководителей ОСБ. Это была гробница распятого иудея римской эпохи. Огромные гвозди настолько прочно засели в его костях, что их не смогли извлечь даже при погребении тела. При дальнейшем исследовании израильские археологи установили, что имя этого иудея — Й’хоханан бен-Хагголь, что распят он был в возрасте 24 – 28 лет примерно в тот же период времени, когда был распят и Иисус. Й’хоханан был пригвожден к кресту в сидячем положении, его ноги были согнуты в коленях, а руки раскинуты и пробиты гвоздями в запястьях. Можно предположить, что данная поза была обычной для осужденных на крестную казнь и распинаемых римлянами в районе Иерусалима (Haas N. Anthropological observations on the skeletal remains from Giv’at ha-Mivtar. // Israel Exploration Journal, 20 (1–2), 1970. P. 38–59; Zias J. The Crucified Man from Giv’at Ha-Mivtar: A Reappraisal. // Israel Exploration Journal, 35 (1), 1985. P. 22–27).


Останки гробницы Гив’ат hа-Мивтар


Окончательный вариант положения распинаемого, к которому пришли ученые,
изучающие останки гробницы Гив’ат hа-Мивтар

Во всяком случае, из приведенного выше материала вытекает, что утверждение Общества Сторожевой башни, якобы Иисус пострадал на столбе без перекладины, ни на чем не основано и даже противоречит историческим фактам.
Ну что ж, некоторые софистические приемы Общества Сторожевой башни мы уже раскрыли. Теперь вернемся к книге De cruce Юстуса Липсиуса и рисункам в ней.
Я не поленился и разыскал эту книгу — правда, не ту, на которую ссылается Общество Сторожевой башни (издание 1629 года), а третье издание, опубликованное еще при жизни самого Липсиуса (1547 – 1606): Iusti Lipsi de cruce libri tres. Editio tertia. Antverpiae: Apud Ioannem Moretum, 1597.
На странице 24 (только единожды!) действительно указывается crux simplex (столб без перекладины), однако Общество Сторожевой башни «предусмотрительно» умолчало о других рисунках этой книги. И я просто, без комментариев, приведу их ниже:











Tags: История
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author